Captain Valery Abramovitch Zorokhov, Master

 

Валерий Абрамович Зорохов
     Родился в 1939 году в Мариуполе, на берегу Азовского моря. Отец офицер-пограничник. Зато дядья были моряками. Образование высшее Ленинградское Высшее военно-морское училище подводного плавания им. Ленинского комсомола. Увлеченно занимался парусным спортом. Выполнил норму мастера спорта по гребно-парусному многоборью. Распределился на Черноморский флот. Затем был переведен в Ленинградскую военно-морскую базу. Проходил службу на атомных подводных лодках 667-го проекта. Последнее место службы заместитель начальника кафедры ЛВВМУ подводного плавания им. Ленинского комсомола. Капитан первого ранга. Награжден правительственными медалями. По выходу в запас пришел работать на должность заместителя декана судоводительского факультета Макаровки. Женат. Две дочери. Проживает в трехкомнатной квартире. Имеет обычную дачу в садоводстве. Личным автомобилем не обременен. Несколько лет назад приобрел инструмент для создания моделей судов в бутылках и даже изучил технологию моделирования. Капитан учебного парусника Мир 1999-2002г.

 

Валерий Зорохов: На красивых набережных должны стоять красивые суда

     -Как бы ни шла вперед наука, создавая стратегические атомные ракетоносцы и ледокольные танкеры, символом единения человека и моря всегда остается парусник. С годами их остается все меньше, покоряющих океан и ветер. Их ведут капитаны, успевшие познать стихию на современных кораблях и судах. Но парусником из парусников называют моряки красавец Мир, капитаном которого стал бывший подводник Валерий Зорохов

      -Наш па⭐усник построен 12 лет назад на Гданьской верфи. Всего их было шесть. Первый Дар младежи, головное судно, построенное на деньги собранные молодыми поляками. Он заменил старый польский парусник Дар Поморья, который стал музеем в Гдыни. Следующие пять были построены для Советского Союза по заказу Министерства морского флота и Министерства рыбного флота. Кроме парусника Мир из построенных поляками в России осталось еще два - Паллада и Надежда на Дальнем Востоке. Паллада принадлежит рыбакам и используется как учебное судно, а Надежда уже практически не плавает. Еще два оказались на Украине. Херсонесом владеет Керченский институт рыбного хозяйства, а Дружбу, после неудачной попытки превратить в круизный лайнер пришлось продать швейцарской фирме. Вообще, по моим расчетам, в мире осталось около 50-ти классических парусников. Все они участвовали в самой крупной за последние десятки лет регате Columbus-92. Она была устроена в честь 500-летия открытия Америки и проходила в течение полугода. Кстати, кроме парусников, построенных в Гданьске, наша страна обладает еще двумя Седов в Мурманске и Крузенштерн в Калининграде. Это самые старые и большие парусники в мире. Бывшие ваджамеры, так называемые выживатели века. Первоначально они строились большетрюмными, для перевозки грузов из Австралии. Потом эти парусники стали использовать в качестве учебных судов. А раньше Седов и Крузенштерн назывались Мария Магдалина Виннер и Падре. Последний принадлежал Эриксону, крупнейшему судовладельцу, который называл все свои парусники на букву П.
    
-Валер❠й Зорохов офицер-подводник. Как всплыл он из морских глубин под парусные полотнища?
     -В 1991 году, по выходу в запас мне довелось, будучи заместителем декана судоводительского факультета Макаровки участвовать в комиссии по приемке парусника Мир из Балтийского морского пароходства в Государственную Морскую академию. На следующий год пошел на нем руководителем практики и дублером капитана Виктора Антонова. Позднее стал у него старпомом, а теперь и одним из двух капитанов парусника Мир. Когда я приезжал с военными курсантами на родную базу меня друзья приглашали на более современные лодки: Валера! Зайди, посмотришь, у нас и сауна, и рыбки в аквариуме, и попугайчики В принципе всегда тянет туда, где ты был в море, приятно что-то вспомнить, увидеть, вернуться. Но кто-то из великих сказал: В прошлое возвращаться опасно. А парусник это живое общение с природой. У нас нет ни одной лебедки, ни одного механического устройства, все вручную. И хотя установлено самое современное навигационное оснащение, вахтенный помощник все равно стоит на мостике. Под парусом надо чувствовать ветер. Мы ведь не на огромном рудовозе плаваем, с уймой различной техники. Здесь все по-другому. Иначе ни закатов, ни восходов не увидишь. Я всегда объясняю курсантам, что нельзя ходить в море только за долларами и стоять на ушах ради этого - в наше время легче заработать на берегу. Надо иметь что-то в душе. И здесь это прививается. Курсант с природой напрямую общается на мачте, ветер свистит, волны, негде спрятаться. Ветер изменился надо курс менять, Облачка появились надо продумать, что будет через 10-12 часов. Парусное мореплавание как раньше было, так и сейчас это искусство и творчество.
    
-И проя⭂ить его, в полной мере, возможно в парусных регатах
     -Абсолютно верно. С 1988 года судно участвовало во всех регатах за исключением периода 1993-95 годов, когда парусником Мир командовала, едва не загубив его, одна коммерческая фирма. Три года назад сюда вернулся экипаж фанатиков-энтузиастов, тех, кто строил парусник, ходил на нем раньше и выиграл на нем самую престижную регату Columbus-92. Мы восстановили свое имя на Западе и восстановились в какой-то степени материально. Потому что у государства нет денег на содержание парусника и приходится самим себя содержать. И все регаты были выиграны, Мир носит звание самого быстроходного парусника в мире. Фактически, мы всегда первые и на старте, и на финише. Как ни крути, парусная регата всегда политика. Например, в регате Catty Sark всем участникам начисляют балл, подобно конным скачкам на ипподроме. Формулы его начисления никто не знает. И почему-то в нашем классе у Мира этот балл - один из худших. Якобы из-за молодости судна. Но как бы нас не старались отодвинуть, ниже третьего места мы не опускаемся. В этом году мы впервые уходим на другую регату. Она одноэтапная, из шведской Ханскроны в Росток. Я считаю, мы поступаем очень правильно. Потому что три последние зимы, мы стоим в городах этой земли - Никлимбург, Померанье, Росток и Висмарк, пользуемся их какими-то льготами, услугами, бесплатными причалами. И они давно нас просят, чтобы мы участвовали в их регате. Ведь, чтобы она стала престижной, на старте должны быть большие парусники. Среди них будут Мир и Седов.
    
-И все-т&##1072;ки, чем, по мнению Валерия Зорохова, объясняются причины всех побед парусника Мир. Технических особенностями судна? Слаженностью действий экипажа? А, может, профессионализмом капитана?
     -Необходимо правильно расставить акценты. Я всегда удивлялся, почему на первое место всегда ставят капитана и никогда не говорят об экипаже? И всегда говорил, что какой бы искусный, талантливый не был капитан, без экипажа он ничто. Капитан на мостике управляет, он дает идею, идеологию. Конечно, победу в регатах делают и технические особенности парусника, хотя об этом никогда не говорили. Но у меня есть подозрение, что судно в этом плане какое-то счастливое. Потому что из всех построенных в Польше парусников Мир ходит лучше, не уступая даже Дару младежи, который выше нас по некоторым техническим характеристикам. И плюс экипаж. Вот эти мальчишки-курсанты, но работает с ними в основном команда. Штатный состав команды 49 человек, из них 16 офицерских должностей. Мы можем брать на борт до 144 курсантов. Поначалу у мальчишек дрожат руки-ноги, когда они поднимаются на ванты. Их приходится учить с азов, начиная с техники безопасности - как страховаться, как вязать веревочки, как работать с парусами, за какую снасть хвататься. И где-то через месяц они уже бегают как мартышки. Их приходится уже останавливать, тормозить К концу рейса курсанты становятся возмужавшими, познавшими море и чувство локтя. Сейчас коллективизм забыт, а мы наоборот прививаем понимание единой работы с товарищами. Халтурить нельзя, потому что все зависит от одного человека. Плохо тянешь снасти на своем участке теряется время, если ты плохо работаешь на мачте - значит твоему товарищу в два раза тяжелее. И призовое место парусника Мир зависит от их энтузиазма, желания работать и победить. Это не просто слова. Однажды, 1992 году в Сан-Хуане мы встретились с парусником Паллада, который тоже участвовала в первом этапе регаты Columbus-92. Капитан Паллады зашел к нам в гости и, увидев слаженность действий мальчишек, поинтересовался: А как на авралах работают? За сколько выбегают на палубу? Мы сказали хронометраж он не поверил. А сколько вы им платите? Тогда курсанту платили 4 марки. А он одаривал своих чуть ли не $5 и пинками на аврал выгонял. Это психология. И задача, которую должны выполняют те, кто воспитывает курсантов. Из всего этого и куется победа. Технические возможности судна, талант штурманского состава, профессионализм капитана и непосредственная работа людей.
    
-Как к паруснику Мир относятся при встрече в открытом море современные пароходы и военные корабли?
     -Море большое. Но в проливной зоне движение настолько оживленное, что через несколько кабельтовых нас обгоняет пароходище или идет лайнер навстречу. Военные появляются гораздо реже, а наших военных моряков в море вообще не видно. Бывший флот Балтийского морского пароходства ходит под флагами Кипра, Панамы, Либерии. Сменились названия судов. Экипажи наши, а флаги - нет. Российский флот, в основном, составляют суда класса река-море. Их можно отличить от иностранных и без флага грязные и ржавые. Когда я начинал флотскую службу на Черном море, считалось, что не бывает судов затрапезнее, чем греческие. Сейчас грекам только позавидуешь суда-красавцы. На мой взгляд, Россия как морская держава перешла в разряд третьих государств. Но к российскому паруснику везде относятся с большим уважением. В любом заграничном порту мы всегда желанные гости. В этом году паруснику Мир впервые была определена прекрасная стоянка в родном городе. На Английской набережной. Обычно мы стояли в таможенно-пограничной зоне, у Морского вокзала. И горожане могли полюбоваться парусником только издали. Я знаю, что многие капитаны считают, что один из причалов в центре Санкт-Петербурга должен быть отдан историческим судам. А парусник всегда считался морским лицом города. Я ничего не имею против грузовозов: они трудятся, приносят пользу. Но у нас достаточно места в портовых гаванях и промзоне. На красивых набережных должны стоять красивые суда.

     http://www.konkretno.ru/lp.php?article=277

1