Транслитерация как составная часть национальной орфографии, или еще раз об искусственной изоляции

А.С.Дьяков, г. Черновцы, Украина

Как известно, правила орфографии конкретного языка обычно не распространяются на иностранные имена собственные. Однако имена собственные из языков с кириллической основой (за исключением, разве что, только сербского и македонского языков) неизвестно по какой причине не транслитерируются, а транскрибируются в соответствии с правилами конкретного языка. Отсутствие единых правил латинского написания восточнославянских собственных имен часто приводит к различного рода путаницам и неразберихам.

К тому же, разные варианты написания порой сильно затрудняют поиск нужной информации. Например, чтобы найти информацию на английском языке о Петре Ильиче Чайковском, необходимо пересмотреть несколько вариантов английского написания данного имени: Peter Ilyich Tchaikovsky, Pyotr Il’yich Tchaikovsky, Peter Illich Tschaikowsky, Chaikovski, Chaikovsky.

А поскольку русские или украинские собственные имена принято писать латинскими буквами в соответствии с правилами конкретного языка, то из-за расхождений в написании одного и того же имени его носитель превращается в некоего Мартына Борулю, имеющего сразу несколько фамилий. Возьмем хотя бы русскую фамилию Шульгин. По-английски она может писаться и как Shulgin, и как Shoolgin, и как Shul’gin. Во французском тексте она уже выглядит как Choulguine, в немецком — Schulgin, в итальянском — Sciulghin, в польском — Szulgin, в чешском — Šulgin, в хорватском или словенском — Šuljgin, в словацком — Šuľgin, в латышском — Šuļģins, в венгерском — Sulgin, в румынском — Şulghin. И множатся варианты латинского написания одной и той же фамилии как дрозофилы.

А ведь такая практика противоречит мировой традиции передавать латинское написание собственных имен одинаково, независимо от языка-реципиента. Ведь фамилия выдающегося немецкого драматурга Шиллера записывается как Schiller не только в немецком языке, но и во всех остальных европейских языках, и никому из англичан не придет в голову переписать ее как Shiller. В свою очередь Шекспир во всех европейских языках выглядит как Shakespeare, Лист — как Liszt, Юлиус Фучик — как Julius Fučνk, Жорж Бизе — как Georges Bizet. И даже фамилия Шопен по-польски пишется на французский манер — Chopin, ибо хоть Шопен был и поляк по-национальности, но фамилия у него имеет французское происхождение.

Есть мнение о том, что те народы, которые пользуются латинской графикой, должны сохранять свое написание в других языках с латинской графической основой, а те народы, которые пользуются другими системами письма, должны приспосабливаться к правилам орфографии других языков. Это мнение глубоко ошибочно. Ведь если посмотреть на страны Азии, то можно увидеть, что их собственные имена латинскими буквами пишутся тоже одинаково во всех языках. В одних странах (Китай, Япония, Израиль) существуют собственные латинизированные системы, в других же (Индия, арабские страны) делается это через посредничество языка бывшей митрополии (английского или французского). Поэтому во всех европейских языках название китайских городов Шанхай и Циндао пишется, соответственно, как Shanghai и Qindao. То же касается и японских собственных имен: Fujiyama, Hiroshima, Kyushu… Индийская Калькутта всюду выглядит как Calcutta, а суданский Хартум — как Khartoum.

То есть, если для языка-продуцента используется собственная система письма, отличная от латиницы, то в таком случае должны быть четкие и однозначные правила воспроизведения национальной системы письма латиницей. Способами латинской азбуки должно отображаться написание национальной азбукой с гарантией недвусмысленного воспроизведения оригинального написания (правда, не всегда это гарантируется, но, по крайней мере, варианты написания не тиражируются). Ибо согласно международным требованиям приоритет должен отдаваться не практической транскрипции, а транслитерации, то есть не произношению, а написанию. Ведь западного человека интересует не столько произношение, сколько написание собственного имени. И никого из европейцев не интересует, как его имя прочтут в других странах.

В Сербии и Македонии, вообще, существуют два параллельных и взаимозаменяемых алфавита, которые, по сути, являются идеальным вариантом транслитерации (см. Таблица 1). Поэтому на карте Сербии город Крушевац обозначен как Kruševac, Милошевича в всех западных газетах подают как Milošević (кириллицей — Милошевић). Столица Македонии подается по-английски как Skopje, а не как Skopye или Skopie.

Таблица 1. Соотношение кириллического и лптинизированного алфавитов в сербском языке

Вуковица

Гаевица

Вуковица

Гаевица

Вуковица

Гаевица

а

а

j

j

c

s

б

b

к

k

т

t

в

v

л

1

ћ

ć

г

g

љ

lj

у

u

д

d

м

m

ф

f

ђ

đ

н

n

x

h

е

e

њ

nj

ц

c

ж

ž

о

o

ч

č

з

z

п

p

џ

и

i

p

r

ш

š

Почему же данная традиция не распространяется на Россию и другие страны бывшего СССР за исключением Прибалтики и Молдовы? Вопрос этот скорее политический, чем лингвистический. Всё дело в том, что в Советском Союзе действовал такой принцип: лишь бы не так, как во всём остальном мире. То есть, по словам Федора Бурлацкого, если на Западе всё вдоль, то у нас всё должно быть поперек. В данном случае это выглядит вот как: если на Западе приоритет отдается написанию, а на произношение почти никакого внимания не обращается, то мы — наоборот, приоритет будем отдавать именно произношению: не важно, как наши собственные имена будут писаться, важно то, чтобы их в других странах правильно произносили.

Эта привычка, увы, оказалась весьма живучей, и не так-то просто с ней расстаться. Тем более, что можно увидеть и обратное: азербайджанцы хоть и перешли с кириллицы на латиницу турецкого образца, но «на экспорт в Европу» свои собственные имена они почему-то подают в английском написании (это, в частности, можно увидеть, взглянув на азербайджанские паспорта, где имя и фамилия, написанные «по-турецки» дублируются еще и английским написанием, что можно ошибочно воспринять как двойное имя или двойную фамилию: Hжcibekov / Hajibekov и т.д.). Вероятно, это всё та же старая советская привычка. Ничем другим это больше не объяснить.

Другой пример. В настоящее время на Украине на официальном уровне принято считать, что украинские собственные имена должны писаться так, чтобы их смогли прочитать за границей. Это значит, что правила передачи украинских слов в английском языке, утвержденные совместно Минюстом и Институтом украинского языка НАН Украины, распространяются лишь на английский язык, а других языков они не касаются (см. в частности, официальную страницу Верховной Рады http://www.rada.kiev.ua/translit.htm).

Противники единой украинской латиницы (Институт украинского языка Национальной Академии Наук и тому подобной) утверждают, что на Украине должны беспокоиться, как в других странах будут читать украинские собственные имена надлежащим образом. Однако, как было сказано раньше, приспособление латинского написания собственных имен к фонетическим и орфографическим особенностям конкретного языка противоречит международным требованиям сохранять единое латинское написание. Значит, и этот документ тоже противоречит мировым стандартам. И, вообще, здесь напрашивается риторический вопрос: почему никто в мире не задумывается над тем, как их собственные названия будут читать иностранцы, а мы, оказывается, должны беспокоиться об этом? Может быть, мы, вообще, запишем себя в нации второго сорта, которые не имеют право показывать свое собственное лицо, а должны всё время под обязательно кого-то маскироваться?

А ведь в бывшем Советском Союзе существовала весьма неплохая система русской латиницы, утвержденная в 50-е годы Академией наук СССР [4]. Другое дело, что она не имела никакого практического применения, но это уже — из сугубо политических соображений, о которых говорил Федор Бурлацкий.

Нельзя сказать, что сейчас на постсоветском пространстве эту проблему никто не пытается решить. Создаются целые комиссии по разработке стандартной и универсальной системы транслитерации с кириллицы на латиницу и обратно. Лучшей из таких систем восточнославянской латиницы на данный момент является система, разработанная Терминологической комиссией по естественным наукам (Термінологічна комісія з природничих наук, ТКПН) Киевского университета имени Тараса Шевченко [1-3].

Кстати, эта система является компромиссом между «англофилами» и «славянофилами», ибо содержит элементы и английской орфографической традиции (шипящие согласные там передаются на английский манер), и западнославянской (буквы «й» и «ц» там передаются как в польской или чешской языках). Тем не менее, несмотря на такой компромисс, она остается целостной системой, которая четко и однозначно передает способами латиницы все тонкости русского, украинского и белорусского правописания (см. Таблица 2). А еще она гарантирует восстановление кириллического написания без каких-либо искажений и двусмысленности. А главное — эта система приспособлена к автоматической конверсии туда и обратно с помощью компьютера.

Таблица 2. Системы русской, украинской, белорусской и болгарской латиницы по системе ТКПН

Русский

Украинский

Белорусский

Болгарский

а — a

а — a

а — a

а — a

б — b

б — b

б — b

б — b

в — v

в — v

в — v

в — v

г — g

г — gh

г — g

г — g

д — d

ґ — g

д — d

д — d

е — e

д — d

дж — dzh

е — e

ё — jo

е — e

дз — dz

ж — zh

ж — zh

є — je

е — je

з — z

з — z

ж — zh

ё — jo

и — i

и — i

з — z

ж — zh

й — j

й — j

и — y

з — z

к — k

к — k

і — i

і — i

л — l

л — l

ї — ji

й — j

м — m

м — m

й — j

к — k

н — n

н — n

к — k

л — l

о — o

о — o

л — l

м — m

п — p

п — p

м — m

н — n

р — r

р — r

н — n

о — o

с — s

с — s

о — o

п — p

т — t

т — t

п — p

р — r

у — ou

у — u

р — r

с — s

ф — f

ф — f

с — s

т — t

х — kh (x)

х — kh (x)

т — t

у — u

ц — c

ц — c

у — u

ў — w

ч — ch

ч — ch

ф — f

ф — f

ш — sh

ш — sh

х — kh (x)

х — kh (x)

щ — sht

щ — shh

ц — c

ц — c

ъ — u

ъ — ’

ч — ch

ч — ch

ь — j (после согласных)

ы — y

ш — sh

ш — sh

ю — ju

ь — j (после согласных)

щ — shh

ы — y

я — ja

э — eh

ь — j (после согласных)

ь — j (после согласных)

 

ю — ju

ю — ju

э — e

 

я — ja

я — ja

ю — ju

 
   

я — ja

 

Примечание: в украинском языке апостроф сохраняет свое законное место и в латинице: burjak, но bur’jan.

Разработчики данной системы ясно осознают, что компромисс компромиссом, но есть некоторые границы, которые переступать нельзя. И среди тех границ можно, прежде всего, назвать требования к транслитерации, сформулированные А.А.Реформатским [4]. Во-первых, передавать латиницей надо написания, а не произношение. Во-вторых, каждой букве кириллического алфавита должен соответствовать ее латинский эквивалент. И, в-третьих, необходима стопроцентная гарантия восстановления транслитерированного текста назад кириллицей без какой-либо двусмысленности. Благодаря тому, что авторы предложенной системы старались вообще избегать употребления диакритических знаков, эта система является незаменимой в международном телеграфе, в электронной почте и в других случаях, где дополнительные латинские буквы с диакритическими знаками не предусмотрены. Для избежания двусмысленности разработчики данной системы, прежде всего, лишили букву h самостоятельного значения и оставили за ней функцию своего рода диакритического знака. Следовательно, украинская буква Г, обозначающая фарингальный звук, в этой системе выглядит как GH, а не так, как этот звук принято изображать по традиции, то есть Н. А взрывное украинское Ґ изображается, соответственно, как G. Буква Щ везде кроме болгарского варианта выглядит как SHH, ибо это буква SH с диакритическим знаком в виде вспомогательной буквы H.

Конечно, система ТКПН не лишена некоторых недостатков, но их можно просто устранить. Во всяком случае, на наш взгляд, необходимо руководствоваться известным китайским принципом: не имеет значения, какой будет кошка, важно то, сможет ли она ловить мышь. Следовательно, перефразируя ее, можно сказать: не имеет значения, которой будет кириллическая латиница. Главное — будут ли основы ее построения и практического применения соответствовать мировым требованиям.

Во всяком случае, русская, украинская и белорусская системы транслитерации должны быть приняты как общенациональные универсальные стандарты, которые должны иметь практическое применение в всех случаях употребления латинской графики. Необходимо, прежде всего, внести правила транслитерации кириллицы на латиницу в новые редакции орфографических нормативных документов отдельными разделами.

Фактически как русское, так и украинское и белорусское правописание должны иметь как бы два лица — оригинальное (для внутренних потребностей) и латинизированное (для международного общения). Поэтому с этой системой необходимо ознакомить всех граждан восточнославянских государств (прежде всего учеников школ и студентов) и мировую общественность. В средней школе изучение латиницы необходимо включить в курс не иностранного, а родного языка, как это делается в Китае и Японии. Наши соотечественники должны научиться правильно записывать слова родного языка латиницей.

Кроме того, следует помнить, что транслитерация предназначена не только для написания собственных названий (например, фамилий в паспортах и удостоверениях водителя, или названий на географических картах), но и для латинизированного написания связных текстов на любом из восточнославянских языков (например, в научной литературе или в библиографии, в международном телеграфе, в электронной почте). Случаи применения практической транскрипции надо свести к минимуму, а в официально-деловой документации, научной литературе и в компьютерных базах данных ее вообще надо исключить из употребления.

Наших соотечественников следует раз и навсегда переубедить, что правила конкретного языка на иностранные собственные имена не распространяются. И дать понять, что собственная латинизированная азбука — это один из атрибутов интеграции России, Украины и Белоруссии в мировое (прежде всего, в европейское) сообщество. Ибо открытость, цивилизованность общества, его интеграция начинается вот с таких мелочей. Не случайно такие стандартизированные системы передачи национальной письменности существуют во многих странах мира с нелатинской системой письма. Так же не случайно все больше народов мира хотят иметь латинскую азбуку в качестве основной системы письма (взять хотя бы ту же Турцию или Малайзию, где латиница пришла на смену арабской графики, оставшейся, преимущественно, в качестве культового письма).

Речь здесь, конечно, не идет о полном отказе от нашей традиционной графики на основе кириллицы. Ибо мы кириллицу используем уже свыше тысячи лет, она полностью приспособлена к особенностям славянской фонетики и поэтому нет оснований заменять ее латиницей полностью. Точно так же от своих традиционных систем письма не собираются отказываться ни китайцы, ни японцы, ни арабы. Но это совсем не означает, что они отказываются от употребления латинской графики вообще и маскируются под европейские народы и языки, искажая свое лицо, дабы угодить каким-нибудь «старшим братьям», или просто народам «высшего сорта» (в крайнем случае они «маскируются» под своих бывших колонизаторов, но какие колонизаторы были в России?). Сейчас фактически для каждого языка должна быть создана латинизированная азбука. Другое дело, для одних языков она должна использоваться как основной алфавит, а для других — как вспомогательный.

Поэтому безосновательны и бессмысленны суждения типа: “Зачем нам латиница, если мы имеем кириллицу?”, или: “Мы не на Западе, у нас другие традиции и стандарты!”, или даже “Незачем нам латиница, ведь мы православные!” (последнее суждение наиболее абсурдно хотя бы потому, что православная Румыния и даже мусульманская Турция используют латиницу как основную систему письма). Ортодоксальное славянофильство хоть и отдает теплым романтизмом, но по отношению к национальным стандартам оно абсолютно неприемлемо. Всё это хуторянство и хомяковщина только дальше будут углублять искусственную изоляцию восточнославянских стран от мирового сообщества, и дальше будут воспитывать комплекс неполноценности русских, украинцев и белорусов, которые, дабы угодить Америке или Германии, дальше будут искажать свое собственное лицо «только чтобы нас правильно прочитали».

Почему-то западного человека не интересует, как правильно прочитать иноязычное собственное имя; их больше интересует НАПИСАНИЕ, а не произношение. Все равно, мы не можем принудить иностранцев произносить наши собственные имена так, как делаем это мы. Этого нам не удастся, хотим мы этого, или не хотим. Но рано или поздно вынуждены будем признать международные стандарты и смириться с ними. Иначе нас и дальше не будут воспринимать всерьез как цивилизованные государства. Настало время осознать, что прошла пора, когда наши национальные стандарты создавались вопреки международным нормам. Мы должны помнить, что создаем эту систему, прежде всего, для себя. Другим народам остается только ознакомиться с ней постфактум. А на Западе на большее и не претендуют: там твердо знают, что русская, украинская или белорусская латиница — это внутреннее дело самих россиян, украинцев, или белорусов; им в это дело нельзя вмешиваться. Можно спорить сколько угодно по поводу, скажем, правописания иностранных слов в русском или украинском языке: здесь каждая сторона найдет свои весомые аргументы, которые невозможно опровергнуть, и каждая сторона будет по-своему права. Но по поводу транслитерации двух правильных мнений быть не может. Здесь или мы признаем международные требования, или не признаем, дальше оставаясь исключением из правил. Так, может быть, хватит запираться в собственную скорлупу?

Литература:

  1. Білодід О.І., Корнілов М.Ю., Вакуленко О.М. Комп’ютерна проґрама ”Українська латиниця” // Проблеми української науково-технічної термінолоґії. Тези доповідей 4-ї Міжнародної наукової конференції. — Львів: Вид-во Державного Університету ”Львівська політехніка”, 1996. — П. 75.
  2. Вакуленко O.M. Українська латинка: Відтворення без спотворення // Відтворення українських власних назв (антропонімів і топонімів) іноземними мовами. Міжнародна наукова конференція, Київ 7-8 грудня 1993 р. Доповіді та повідомлення. — К., 1995. — C.48-52.
  3. Вакуленко М.О. Про «складні» проблеми українського правопису. — Київ, 1996.
  4. Реформатский A.A. Транслитерация русских текстов латинскими буквами // Вопросы языкознания. — 1960. — №5. — С.96-103.
1